Центр народной культуры г. Вологда

Узнайте больше о традиционной культуре

Календарные обряды и фольклор Устюженского района

Обряды и праздники великого поста

  • Великий пост
  • Средокрестье
  • Вербное воскресенье
  • Великий четверг
  • Сретенье и Благовещенье
  • Примечания

  • Великий пост

    Сожжение Масленицы знаменовало собой наступление семинедельного Великого поста. "Такоё висельс[т]во в мясоед: и вечора, и сварьбы. Вдруг - пос[т] Великой!" (Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-10).

    Великий пост в народе соблюдали безусловно. Молодежные вечера, а также связанные с ними игры, пляски, пение песен и частушек в это время прекращались. Девушки и женщины основывали ткацкие станки - кросна - и начинали ткать по своим домам 1: "Великой пос[т], дак тут уж все биседы кончились, тут начинают ткать... на дому" (Залес., Б.Восное, КЦНТК: 114-31); "[Беседы] - это до поста до Великова... Масленцу прогуляют - хозяйка в пос[т] и не пускаёт" (Мод., Модно, КЦНТК: 138-05). Для мужчин период поста был наполнен хозяйственными заботами - подготовкой к весенним полевым работам.

    Естественно, что в пост была запрещена скоромная пища - мясные и молочные продукты, яйца 2: "Если пос[т], дак товда уж ничево масляново не было - ни молошново, ни масляново. Только вот на масле подсолнешном, ну, на этом на масле [= на растительном] - набьют [масло] да [на нем все готовят]. Товда уж не дадут не мяса, нечево поис[т]ь... уж не сварят мяса. И молока не хлёбают. Вот и делают... кисели да, шши с грибам да, суп с грибам да, ягоды да, вот так вот и делали. Не дадут стары люди. Товда в грех было" (Залес., Избище, КЦНТК: 111-36).

    Запрет на скоромную еду распространялся на всех, кроме самых маленьких детей 3: "Мама у нас тоже сбожная была, любила Гоcпода Бога, дак было не давала скоромнова - молочка... Ничево не давала. И мы не ели. Маленькии - так, и не ели. Было Надя [= сестра] сблудит крыночку [молока]. - "Надя, я скажу маме. Не трогай". Не трогаёт. <...> Мы уж вот в школу пошли, вот с этех годов нам не давали" (Мод., Слуды, КЦНТК: 139-07). За соблюдением запрета строго следили старики 4: "У нас вот такой дедушко быу, <...> дак уж он [смотрел], штоб молока и не было на столе. Уж миня кормили отдельно молоком. Ложку [из-под молока] увидит на столе: "Убрать!". Пос[т]ничал" (Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-10).

    Детей могли загодя поставить в известность о том, что в Великий пост в их привычном рационе молоко будет отсутствовать. Так, по одному из воспоминаний, на детский вопрос, зачем в Масленицу нужно петь припевку "Масленца-б..дь, не дала погулять!", мать рассказчицы ответила: "Вот, матушка, коровушка отелиласе, я не даю тебе молочка. Вот вы и поёте" (Никиф., Никифорово, КЦНТК: 087-32)

    Основной едой в Великий пост были картофель, капуста, грибы и т. п. - все обильно сдобренное льняным или конопляным маслом. С растительным ("постным") маслом ели и густой, похожий на студень овсяный кисель. Помимо пирогов пекли овсяные блины, оладьи с добавленным в них конопляным "симем". В качестве лакомства ели заготовленную с лета бруснику и чернику 5. Молоко же квасили в кадушках, переделывали на творог и хранили до Пасхи 6: "На[д]о копить к Паске" (Мод., Слуды, ШТНК: 086-04). Допускалась на постовом столе и рыба - свежую жарили, а из суща (= сушеной рыбы) варили суп. 


    Наверх


    Средокрестье

    Жители Устюженского района выделяли в период Великого поста несколько значимых дней . Одним из них было Средокрестье - середина Великого поста, которая приходилась на среду его четвертой недели. Средокрестье отмечалось изготовлением из пресного теста крестиков, в один из которых запекали копейку 7. Крестики делили по всем членам семьи, и тот, кому попадался крестик с копейкой, считался удачливым во всех начинаниях: "Значит шшасливой ты будёшь" (Никиф., Никфорово, КЦНТК: 087-34). Именно ему, не взирая на возраст, доверялось бросить первую горсть семян во время весеннего сева 8

    В д. Большое Восное по членам семьи делили не крестики, а каравай, в который также была запечена копейка: "Вот и резали... каравай. Там денёжка запечона, дак кому достанётцы этот кусок, дак... вот [когда] засевать пойдут, дак этот чоловек там первую горсть бросит" (Залес., Б.Восное, КЦНТК: 114-31).

    В д. Волосово пекли всего один крестик, который хранили до начала весеннего сева: "Этот крестик клали на божницу. Когда сеять начинают весной, этот крестик клали в сетиво, в зярно. <...> Один только крестик всево и пекли..." (Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-12).


    Наверх


    Вербное воскресенье

    Основным предметным символом Вербного воскресенья были вербушки, которые крестьяне ломали рано утром и затем несли в церковь для освящения 9. После службы прихожане обычно заходили на кладбище и несколько веточек втыкали в могилки умерших родственников 10. Дома с вербушек святой водой кропили все постройки, несколько веточек - по количеству скотины - "торкали" во дворе, а оставшиеся ставили в избе на божницу: "Святой водичкой мы брызга[е]м везде - как говорят, што нечистой дух [выгоняем]. Вот везде всё: и в бане, и на дворе, и в избе, и везде побрызгаём" (Мод., Слуды, КЦНТК: 142-33); "Ско[ль]ко там овец было у тибя, дак вот это там на двор снесут эти вербушки. И клали там под матицу или в щель куды торчили" (Никиф., Даниловское, КЦНТК: 090-36)

    На вербушки, поставленные на божницу, могли загадать: "Если верба роспуститца, дак... к хорошей жизни, а если она засохнет, то к плохой жизни" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-20). Стояли они там, как правило, до следующего Вербного воскресенья: "И эте вербушки кладём за икону, и оне у нас [хранятся]... до другова Вербнова воскрисенья" (Мод., Слуды, КЦНТК: 142-33); "Поставят до другово года. А уж как год-от пройдёт, так кто под крышу ставит, кто в печку бросает, кто в реку относит... В воду так и бросят" (Мод., Ванское, ШТНК: 082-05).

    Вербушки, воткнутые во дворе, использовали для первого выгона в стадо и обхода скотины в Егорьев день, а также для выгона ее на водосвятный молебен, который священник совершал в каждой деревне в летние престольные праздники: "Ковда коровушок, было, батюшко пропускаёт да святит, дак наносят там за деревнёй кадушку воды, а батюшко освятит. И... ковда коров-те гонят, дак все тут с вербушкой идут. И ковда прогонят, и принесут эту вербушку, и под крышу и ставят, штобы пожар [не возник], да штобы не горело" (Мод., Ванское, ШТНК: 082-05)

    В д. Волосово "пекли ишшо - вот в Вербноё воскрисеньё признак - какии-то "башки". "Башки"... лепёшки-то такии, пунчики... И вот целую сковороду [напекут]. Это робятишкам отдавали. Это в Вербноё воскрисеньё. Для чово это делали?.. Пресныи... небольшии, маленькии пунчики. <...> Ребятишкам там розделят, у ково там семья, да и всё" (Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-12).


    Наверх


    Великий четверг

    Наиболее насыщенным обрядами днем Великого поста был Великий четверг - четверг на последней постовой неделе. Все ритуалы этого дня отличались крайней степенью символизации, имели ярко выраженный магический смысл и магическую направленность. Все они совершались рано утром, обязательно до восхода солнца. Даже само раннее пробуждение представлялось предельно значимым: "В Великой читверг человек встаёт до солнышка. До солнышка. Если ты встал сево[д]нни очень хорошо и лёгко - в Великий четверг - и сходишь за вересинкой в лес, и принесёшь, ты весь год будёшь вставать лёгко" (Мод., Слуды, КЦНТК: 142-33).

    Хождение в лес за вересом было одним из самых распространенных и, как можно думать, обязательных обрядов Великого четверга 19. Считалось что "Иисус Христос прячотцы под вересинкой в Великой четверг" (Залес., Ярцево, КЦНТК: 113-40 20), так же, как он "пряталсы по кустам-то", когда его "дьяволы-то искали" (Никиф., Никифорово, КЦНТК: 085-04). Идти за ним, разумеется, надо было "штобы до солнца. <...> И до солнца штобы принесть их домой" (Залес., Ярцево, КЦНТК: 110-11)

    Ходили за вересом обычно девушки или сами хозяйки. Брали только тот верес, "которой с ягодам, а этот без ягод, холостой верес [ломать] нельзя" (Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-12). Во время сбора вереса девушки, "кому надо, [чтобы] голос был хорошой" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-20), перекликались друг с другом, аукались, пели частушки 21: "В Великой четверг надо за вересом идти и петь песни, штобы был голос хорошой" (Залес., Асташкино, КЦНТК: 115-07). В частушках, которые исполнялись при сборе вереса, нередко присутствовал и образ "вересовых кусточков" (№ 60):

    А вересовый куст зелёный
    По реке широко плыл.
    Было трудно росставатцы -
    Дролечка любимой был.
    (Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-16, 18)

    Вересовые кусточки,
    Я вас буду поливать, да
    Помогите, вересовые,
    Залётку забывать. 
    (Там же, КЦНТК: 088-17, 19)

    Неужели, вересиночка,
    Завянешь у реки, да
    Неужели, ягодиночка,
    Забудёшь навеки.
    (Там же, КЦНТК: 088-20)

    За хорошим голосом девушки обращались и к утренней заре (№ 24): "Это ходили на Страшной неделе, ходили в четверг за вересом и кричали в лесу. Девушки, мы, собирались, было, стадом целыим, а голоса хорошии у всех. <...> Пойдём собирать верес, как обычно, в Великой читверг - перед Паской последнёй читверг на Страшной неделе (это как закон был всегда, и сейчас он и есть), и вот с этим придём на полё на ето и кричим:

    Зоря-зоряница -
    Красна девица,
    Подай мине голос! Ау!

    Да в один-то голос, да эхо-то как роздаётцы! Красиво. Все вместе [кричали] - нас тогда было штук двадцеть девок-то соберётцы <...> Пока ломаем верес, всё кричим" (Уст., Кузьминское, КЦНТК: 083-32, 34).

    При сборе вереса девушки могли окликать Мороза - просили, чтобы он не заморозил посевы овса (№ 25): 

    "Мороз, ты, Мороз!
    Не зноби наш овёс,
    Идти киселя хлёбать!" - 

    <...> Не носили кисель, а просто штобы хорошая погода была, хорошии урожаи штобы были... Эсли овёс как выростёт, дак и кисель будёт, а овёс не выростёт, дак киселя не будёт, ни из чово киселя варить. Кисель-то варили овсяной... Приходим [из леса], у мамы уж кисель наварён" (Там же, КЦНТК: 083-31, 33, 35) 

    Возможно, с этим обращением к Морозу была связана и примета: "Если в Великой четверг мороз, дак и под кустом выростет овёс", - обязательно штоб был мороз" (Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-12).

    Наломанный верес приносили домой, несколько веточек украшали - "басили" лентами, бумажками, цветными ситцевыми тряпочками и "торкали" под матицу или, реже, ставили за икону, другие несли на двор и после опрыскивания с них святой водой скотины оставляли там под переводом: "Ковда избы вымоём, и торкали под матицу нарядную вересинку. Тряпочкам всяким разненьким басили и торкали" (Никиф., Никифорово, КЦНТК: 087-34); "Вересинку кладём под матицу - вот на серёдке избы матица. Иисус Христос - ведь он же пряталсы за вересинкой. И вот мы эту вересинку... - было ситчик шьём, дак эть маленькии лепесточки, тряпочки, были - и вот мы эту вересинку всю, всю, всю искрасим, и она весь год у нас и стоит под матицой, до следушшово до Великово четверга" (Мод., Слуды, КЦНТК: 142-33); "Вот принесёшь вереска-та домой, положишь, розберёшь ево. Веточку под матицу [воткнёшь] - набасишь тряпочкам. <...> На иконку поставишь и на дворик снесёшь [к скотине] - там не башеная" (Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-22).

    В доме и во дворе вересинки ставили "от каких-то злых духов" (Залес., Залесье, КЦНТК: 109-08), "штобы Христос Бог спасал" (Никиф., Бородино, КЦНТК: 089-18). Могли они быть осмыслены и в рамках подготовки к Пасхе - ожидания Воскресения и прихода на землю Христа: "Иисус Христос по вересу придёт" (Залес., Зыково, КЦНТК: 114-05)

    Вересинки могли стоять до тех пор, пока не осыплются иголки 22. Но чаще их оставляли на целый год, до следующего Великого четверга 23. Когда вересинка "погинет" или по прошествии года, с нее снимали тряпочки и, "благословясь", сжигали в печке. 

    По объяснениям рассказчиков, великочетверговый верес хранили на случай смерти: "Ковда умераёт чёловек, дак верес зажигали, воздух делалсы чистой. Верес обезательно жгём... Этот только верес [собранный в Великий четверг]. Только он шёл туда, а больше некуда... У меня вон верес есть и с[ей]час на божнице. Вот умру, дак меня унесут, а здесь верес сожгут, штобы не пахло мной. Это для покойника. Это обезательно надо уж. Это у кажной [запасено]. И сейчас у кажново [верес есть], в каждом доме это ес[т]ь. Это как положёно" (Уст., Кузьминское, КЦНТК: 083-36)

    Помимо этого верес использовали при осеннем запаривании кадушек для квашения капусты 24. Но основным предназначением великочетверговых вересинок было окуривание коровы после отела: "Ковда коровушка телитцы, двенадцать удоев пройдёт, потом пойдёт мама: в начале дойки кринки выпарит с богородской травой и вересом. Он хороший аромат, верес, даёт - сухой-то. <...> От ево аромат [хороший]. <...> Богородской травой с вересом четверговым обезательно кругом коровушку обходили. Это штобы освешшалось - молочко уж свежоё, ешь не бойси, не поганоё" (Уст., Кузьминское, КЦНТК: 083-41).

    В Великий четверг до восхода солнца совершался и целый ряд других обрядов. 

    Так, хозяева вырезали новые мутовки 11, огребали вокруг дома - "гребли всё ближе к дому, штобы всё было в дом" (Мод., Плотичье, КЦНТК: 137-32), считали деньги, полагая, что после этого они не будут переводиться 12, перебирали одежду, чтобы она копилась 13: "Всё перетряхивали - одежду, штобы больше было всячины: там и платье, там и рубашки. Там и к скотине сходишь и вовсюда. В Великий четверг и везде [надо сходить], штобы посмотреть, штобы было больше всево" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-20)

    Рано утром ходили и за водой. В эту воду клали серебряные деньги и принесенную из леса вересинку и "с серебра" умывались 14

    В д. Игумново воду для умывания и освящения дома зачерпывали против течения, при этом приговаривали:

    Зоря-зоряница -
    Красна девица! 
    Помоги мне, Господи! 
    Дай мне здоровья и моим детушкам! 
    (Уст., Игумново, ОНМЦК: 003-42, 43, 45, 46)

    Святой водой с вересины хозяева опрыскивали скотину 15. Повсеместно у коровушек и лошадей подрезали хвосты 16 и отрезанную шерсть затыкали во дворе над воротами, через которые скотина выходит со двора на пастбище, "штобы корова домой ходила, не плутала после пастбища, а шла домой" (Мод., Слуды, КЦНТК: 144-16). Точно также обрезали хвосты и курицам. А для того, чтобы курицы не пропадали и не попадались ястребу, насыпали в деревянное корыто корм, вокруг корыта раскладывали вожжи или веревку и кормили их в этом магическом кругу 17.

    Хозяйки обязательно пережигали в печке соль 18, которую наряду с вересинкой и крещенской водичкой использовали и при освящении скотины после отела, и как оберег и лечебное средство от сглаза.

    Ряд магических действий был направлен на защиту дома. 

    Так, в д. Слуды дом и все постройки обходили три раза "по солнышку" со следующим приговором:

    Иисус Христос, 
    Пойдем со мной, 
    А ты, Сатана, 
    Уходи от меня 
    И от нашего дома!
    (Мод., Слуды, КЦНТК: 136-14)

    А в д. Залесье хозяин вставал напротив матицы, брал ножик и закрещивал дом со словами: 

    Четыре окна, 
    Труба, дверь.
    Во имя Отца и Сына и Святова Духа!
    Аминь, аминь, аминь! 
    (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-19)


    Наверх


    Сретенье и Благовещенье

    На период Великого поста обычно выпадают и непереходящие, независимые от подвижной Пасхи праздники народно-православного календаря - Сретенье и Благовещенье.

    Сретенье в народе осмысляется иначе, чем в христианской Священной истории. По мнению крестьян, в этот день "зима с весной встречаетцы - так оно и назвали - Стретеньё. <...> Вот если со[л]нцё светит в этот день, в Стретеньё, то говорят: "Весна хорошая, дружная будёт". Вот так всё говорят" (Мод., Попчиха, ШТНК: 083-31).

    Благовещенье хотя и не обставлялось в народной традиции специальными ритуалами, тем не менее считалось одним из "больших" праздников. Основным условием этого дня был запрет на трудовые занятия. Народная поговорка предупреждает, что в Благовещенье "никогда птица гнезда не вьёт, девица косы не плетёт" (Мод., Плотичье, КЦНТК: 135-14 25). Нарушение правила грозило человеку опасными последствиями. Так, по одному из рассказов, иголка с ниткой, использованные для починки лошадиной сбруи в Благовещенье, летом, во время сенокоса, вызвали к жизни свое магическое подобие - змею, которая напала на преступившего запрет мужчину 26.

    На Благовещенье, как и в Великий четверг, могли просили Мороза, чтобы он был благосклонен к будущему овсу. Например, в д. Расторопово хозяин выходил на крыльцо с блюдом киселя и приговаривал:

    Дедушко Мороз, 
    Не морозь наш овёс, 
    Мы тебя киселём угошшаём. 
    (Дуб., Расторопово, КЦНТК: 080-54)

    С этой же целью - получить хороший урожай овса - пекли и "жаворонки": "А "жаворонки" - прилётают птицы. Дак штобы овёс хорошёй был, не склёвали ёво, дак вот "жаворонки"-то и пекут... [Дети их] ели да и всё... Другие тут, на улице тут положат где-ни[бу]дь на ветку, на дерево, што жаворонки штоб прилетели. Кладут прямо на веточку. Там и остаётцы. Не знаю, [куда] денётцы он потом, мо[ж]ет птицы склюют, кошки может съедят" (Дуб., Расторопово, КЦНТК: 080-55).


    Наверх


    Примечания

    1 Залес., Б.Восное, КЦНТК: 114-31; Мод., Слуды, ШТНК: 086-49; Уст., Кузьминское, КЦНТК: 081-45.

    2 Дуб., Цампелово, КЦНТК: 081-03; Залес., Б.Восное, КЦНТК: 114-31; Залесье, КЦНТК: 112-18; Крутец, КЦНТК: 113-11, 34; Ярцево, КЦНТК: 113-40; Мод., Ванское, ШТНК: 082-39; Колоколец, ШТНК: 079-18; Кортиха, ШТНК: 077-20, 37; Плотичье, КЦНТК: 133-19; Попчиха, ШТНК: 083-33; Слуды, КЦНТК: 136-03; 139-07; Никиф., Никифорово, КЦНТК: 087-34; Пер., Избищи, КЦНТК: 111-36.

    3 Мод., Слуды, КЦНТК: 139-07.

    4 Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-10.

    5 Залес., Избище, КЦНТК: 111-36; Мод., Плотичье, КЦНТК: 137-32; Слуды, КЦНТК: 136-03; ШТНК: 086-04, 49; Пер., Избищи, КЦНТК: 111-36.

    6 Мод., Слуды, КЦНТК: 136-03.

    7 Мод., Плотичье, КЦНТК: 134-12; Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-12; Никифорово, КЦНТК: 087-34; Уст., Тимофеевское, ОНМЦК: 004-12.

    8 Залес., Крутец, КЦНТК: 113-29.

    9 Залес., Асташкино, КЦНТК: 115-07; Б.Восное, КЦНТК: 116-27; Крутец, КЦНТК: 113-11; Ярцево, КЦНТК: 113-40; Мод., Ванское, ШТНК: 082-05; Коротиха, ШТНК: 079-34; Модно, КЦНТК: 145-43; Плотичье, КЦНТК: 135-17; 145-30; Слуды, КЦНТК: 136-03, 15; 142-33; ШТНК: 076-26; Никиф., Даниловское, КЦНТК: 089-11; 090-06, 08; Никифорово, КЦНТК: 085-08; 087-34; Уст., Игумново, ОНМЦК: 003-46; Шустово, КЦНТК: 091-08.

    10 Мод., Плотичье, КЦНТК: 135-17; 145-30; Никиф., Никифорово, КЦНТК: 085-08; 087-34.

    11 Залес., Залесье, КЦНТК: 112-20; Крутец, КЦНТК: 113-11; Мод., Плотичье, КЦНТК: 134-12; 137-32; Слуды, КЦНТК: 136-03.

    12 Залес., Залесье, КЦНТК: 112-20; Мод., Плотичье, КЦНТК: 137-32; Слуды, КЦНТК: 139-21.

    13 Залес., Залесье, КЦНТК: 112-20.

    14 Мод., Кортиха, ШТНК: 077-10, 37; Плотичье, КЦНТК: 135-14; 137-32.

    15 Залес., Залесье, КЦНТК: 112-20; Мод., Плотичье, КЦНТК: 137-32.

    16 Мод., Плотичье, КЦНТК: 134-12; Слуды, КЦНТК: 143-09; 144-16; Никиф., Даниловское, КЦНТК: 090-04.

    17 Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-12; Даниловское, КЦНТК: 089-11.

    18 Уст., Дементьево, КЦНТК: 088-22.

    19 Залес., Асташкино, КЦНТК: 112-32; 115-07; Б.Восное, КЦНТК: 114-31; 116-27; Залесье, КЦНТК: 112-20; Зыково, КЦНТК: 114-05; Крутец, КЦНТК: 113-11; М.Восное, КЦНТК: 110-02; 114-28; Ярцево, КЦНТК: 110-11; 113-40; Мод., Колоколец, ШТНК: 079-18; Кортиха, ШТНК: 077-10, 21, 37; Модно, КЦНТК: 145-43; Плотичье, КЦНТК: 134-12; 135-17; 137-32; 145-30; Слуды, КЦНТК: 136-03; 139-21; 142-33; 143-09; 144-16; Никиф., Бородино, КЦНТК: 089-18; Волосово, КЦНТК: 084-12; Даниловское, КЦНТК: 089-11; 090-08; Никифорово, КЦНТК: 085-32; 087-34; Пер., Избищи, КЦНТК: 111-37; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-15, 21, 23; Игумново, ОНМЦК: 003-42, 43, 45, 46; Кормовесово, КЦНТК: 088-56; Кузьминское, КЦНТК: 083-32, 34, 36; Софронцево, ОНМЦК: 004-26; Шустово, КЦНТК: 091-08.

    20 То же: Залес., Ярцево, КЦНТК: 110-11; Никиф., Никифорово, КЦНТК: 085-04, 31; Уст., Кормовесово, КЦНТК: 088-56.

    21 Залес., Асташкино, КЦНТК: 115-07; Б.Восное, КЦНТК: 114-31; 116-27; Залесье, КЦНТК: 112-20; Никиф., Даниловское, КЦНТК: 090-08; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-15, 21, 23; Кузьминское, КЦНТК: 083-32, 34.

    22 Залес., Ярцево, КЦНТК: 113-40; Мод., Колоколец, ШТНК: 079-18; Кортиха, ШТНК: 077-21, 37; Слуды, КЦНТК: 139-21; Никиф., Никифорово, КЦНТК: 085-32; 087-34; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-15, 21, 23; Игумново, ОНМЦК: 003-42, 43, 45, 46.

    23 Залес., Б.Восное, КЦНТК: 114-31; Мод., Плотичье, КЦНТК: 137-32; Слуды, КЦНТК: 142-33; 144-16; Никиф., Даниловское, КЦНТК: 090-08; Уст., Кормовесово, КЦНТК: 088-56.

    24 Уст., Кормовесово, КЦНТК: 088-56; Софронцево, ОНМЦК: 004-26.

    25 То же: Мод., Плотичье, КЦНТК: 133-19; 135-14; Слуды, КЦНТК: 143-09; Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-12; Уст., Софронцево, ОНМЦК: 004-26.

    26 Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-12.
    Наверх


     
    Календарные обряды и фольклор Устюженского района / Сост. А. В. Кулев, С. Р. Кулева. Вологда: Областной научно-методический центр культуры, 2004.



    Новые издания

    Путилова Н.В. Развитие этнохудожественной культуры обучающихся средствами традиционной росписи по дереву
    Путилова Н.В. Развитие этнохудожественной культуры обучающихся средствами традиционной росписи по дереву
    Заказать почтой

    Полезные ссылки

    Задать вопрос

    Блоги районов

    В блоге пока нет сообщений


    Новое на форуме