Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Центр народной культуры г. Вологда

Узнайте больше о традиционной культуре

Мехнецов А.М., Лобкова Г.В. Традиции народной культуры Вологодской области: итоги и перспективы комплексного изучения (по результатам экспедиций Санкт-Петербургской консерватории и Фольклорно-этнографического центра)

А.М. Мехнецов, Г.В. Лобкова (Фольклорно-этнографический центр Министерства культуры РФ, Санкт-Петербург)
Традиции народной культуры Вологодской области: итоги и перспективы комплексного изучения
(по результатам экспедиций Санкт-Петербургской консерватории и Фольклорно-этнографического центра)
В сборнике: На пути к возрождению: Опыт освоения традиций народной культуры Вологодской области. Вологда, 2001.

Возрастающий интерес к фольклору и этнографии Вологодской области обусловлен своеобразием и исторической глубиной местных народных традиций, принадлежащих северно-русскому этнокультурному комплексу. Особая устойчивость и жизненная сила народных традиций проявляются в том, что, несмотря на разрушительное воздействие происходивших на протяжении всего ХХ века идеологических переломов, изменений социально-политической структуры и экономических условий жизни русского общества, они сохраняют до нашего времени исходный смысл, продуктивность, функциональную значимость и содержательную сторону своих форм. Вместе с тем, в течение последних десятилетий в полной мере осознана необходимость обращения к народной традиционной культуре как универсальной основе воспитания личности (развития человеческого в человеке), образования подрастающих поколений, гармонизации социальной среды — укрепления межпоколенных отношений (дети - преемники опыта родителей), этнических и межэтнических связей (объективный закон самосохранения этносов в их системных исторически обусловленных взаимосвязях).

В самом общем виде традиционная народная культура предстает как естественно-исторический процесс проявления человеческого сознания и воли, процесс удержания, освоения и адаптации в постоянно меняющихся условиях жизненно значимого опыта поколений. Одновременно следует подчеркнуть, что мы рассматриваем народную традиционную культуру не только как сферу народного художественного самодеятельного творчества, как это принято считать, а имеем в виду сложный комплекс духовной и материальной культуры, охватывающий все стороны практической деятельности общества, в том числе и художественные аспекты народных традиций (фольклор, художественные промыслы, празднично-обрядовые формы и т.д.), и традиции хозяйственной и трудовой деятельности, нормы семейных и общественных отношений, языковую систему и многое другое.

Сегодня как никогда остро стоят проблемы изучения и практического освоения культурных традиций, создания общедоступной фактологической базы по фольклору и этнографии Вологодской области. Для решения этих задач назрела потребность, во-первых, в развитии и государственной поддержке направлений научно-практической деятельности, связанной с последовательным комплексным изучением традиций народной культуры на основе современных средств многомерной фиксации (аудио-, видеотехники) и дальнейшей компьютерной обработки результатов полевых исследований; во-вторых — в создании банка данных об имеющихся архивных фондах, в издании каталогов собраний документальных материалов по народной традиционной культуре Вологодской области. Возникает необходимость современных публикаций и распространения на основе новых информационных технологий документально выверенных сведений, раскрывающих содержание и структуру явлений традиционной народной культуры, что позволит на профессиональном уровне, без поверхностных суждений и фальсификации, решать задачи сохранения, восстановления и освоения народных традиций в центрах культуры, учреждениях образования и других организациях области.

Как часть программы широкомасштабных исследований культуры русского народа целенаправленное экспедиционное изучение фольклорных традиций Вологодской области осуществлялось с конца XIX века. В 1893 г. Императорским Российским Географическим Обществом была организована экспедиция Песенной Комиссии в Вологодскую, Вятскую, Костромскую области, в ходе которой опытным собирателем фольклористом Ф. М. Истоминым и композитором С. М. Ляпуновым были выполнены слуховые записи текстов и напевов в Великоустюгском, Вологодском, Никольском, Сольвычегодском, Тотемском уездах Вологодской губернии (1). Научный характер имела экспедиционная деятельность Е. Э. Линевой, которой удалось в 1901 г. осуществить фонографические записи народных песен на территории современных Череповецкого, Белозерского, Бабаевского, Кадуйского, Вашкинского и Кирилловского районов Вологодской области (2). Исследование традиций народной культуры Белозерского края продолжили в 1908-1909 гг. братья Б. М. и Ю. М. Соколовы, экспедиционные поездки которых осуществлялись при организационно-финансовой поддержке Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете и Московского археологического общества. Братьями Соколовыми были произведены записи на фонограф былин, причитаний, песен и сказок в деревнях, относящихся ныне к Бабаевскому, Кирилловскому и Вожегодскому районам. При сопоставлении результатов экспедиционной работы различных исследователей на рубеже веков, обнаруживается постепенное расширение интереса к различным сторонам народной жизни. Б. М. и Ю. М. Соколовы, помимо максимально полного охвата разнообразных жанров фольклора, фиксируют подробные сведения о свадебном обряде, отмечают отличия обрядовой системы в различных волостях Белозерского края, детально исследуют особенности местного говора. К сожалению, братьям Соколовым не удалось в полной мере осуществить свои планы: была опубликована только текстовая часть материалов (3), напевы предполагалось выпустить отдельным изданием, но этого не произошло в связи с революционными событиями в России. В настоящее время судьба фонографических валиков с записями Соколовых неизвестна.

На протяжении ХХ века полевое изучение традиций народной культуры Вологодской области проводится различными научными организациями, высшими учебными заведениями, учреждениями культуры Вологды, Москвы, Санкт-Петербурга (Ленинграда). Необходимо отметить, что в большинстве случаев экспедиции имеют узко специализированный характер: краеведческие исследования нацелены на сбор музейных образцов; диалектологи фиксируют сведения, касающиеся народных говоров; филологи и музыканты записывают тексты и напевы песен, попутно делая лишь краткие замечания о приуроченности их исполнения и т. д. Такая работа несомненно дает положительные результаты, связанные с профессионально углубленным постижением тех или иных сторон народной культуры. Вместе с тем, узкая специализация нередко влечет за собой чисто формальный подход к объекту исследования (язык, песенные формы, предметы материальной культуры рассматриваются вне контекста культурных традиций, с чисто структурологической точки зрения), что, в конечном счете, приводит к расчленению целостной системы народной традиционной культуры на отдельные составляющие в интересах “ведомственной науки”.

В свете изложенных проблем показательным представляется тридцатилетний опыт работы исследовательского коллектива Санкт-Петербургской (Ленинградской) консерватории и Фольклорно-этнографического центра по изучению традиций народной культуры Вологодской области.

С конца 60-х и до середины 70-х гг. экспедиционная деятельность Ленинградской консерватории осуществлялась в рамках учебной практики силами студентов, преподавателей и немногочисленных сотрудников Лаборатории народного музыкального творчества под руководством профессора Ф. А. Рубцова. Отбор материалов для магнитофонной записи, дальнейшего изучения и публикации был связан с индивидуальными профессиональными интересами музыковедов и композиторов, входивших в состав экспедиции. Вместе с тем, уже в то время работа проводилась в большинстве деревень на обследуемой территории, что позволяло получить более или менее полное представление о местных песенных традициях. Привезенные из экспедиции материалы комплектовались в единую коллекцию, получали фондовые номера, были грамотно описаны, паспортизированы, благодаря чему сегодня, после реставрации архивных звукозаписей, стало возможным их включение в научно-практическую и творческую деятельность в качестве достоверного документального источника.

С середины 70-х г. изменяются цели и методы работы фольклорных экспедиций Ленинградской консерватории, направленной на комплексное фронтальное изучение народных традиций с учетом системы взаимосвязей материальной и духовной культуры. Постепенно усложняется программа экспедиционной работы. В задачи экспедиций входит не только фиксация разнообразных жанров фольклора, но изучение этнографического контекста их исполнения, а также постижение основ народной культуры: народной философии (системы представлений, верований, мировоззренческих устоев), этики (норм поведения и отношений), эстетики (системы художественных ценностей). В связи с выявлением взаимообусловленности всех сторон народной жизни, участники экспедиции уделяют внимание вопросам, раскрывающим особенности традиционной системы хозяйствования, народных промыслов и др. К концу 80-х гг. все результаты опросов фиксируются на магнитную ленту и, частично, на видеокамеру.

Разница подходов и результатов работы становится очевидной при сопоставлении изданий материалов фольклорных экспедиций Ленинградской консерватории, относящихся к разным периодам. Ранние публикации ограничиваются отдельными образцами песенных форм и причитаний, выбор которых обусловлен индивидуальными установками (узко профессиональным интересом или эстетическими позициями) автора-составителя (4). Комплексный подход, сочетающий специальные исследовательские ракурсы с широтой охвата явлений народной культуры, отражен в публикациях 80-х гг. (5) Во многом непревзойденным по разнообразию и полноте сведений, позволяющих получить целостное представление о традициях народной культуры, является издание “Русская свадьба: Свадебный обряд на Верхней и Средней Кокшеньге и на Уфтюге (Тарногский район Вологодской области)” (6), оснащенное историко-этнографическими комментариями, многочисленными иллюстрациями, и, наконец, имеющее звуковое приложение (пластинки с экспедиционными звукозаписями причитаний и песен) (7).

В ряду главных научных результатов проводимых экспедиционных исследований следует указать на то, что в настоящее время сформирована основная фактологическая база для составления фольклорно-этнографического атласа Вологодской области. Экспедиционные коллекции включают более 40 тысяч единиц звукозаписи (текстов). Обследованы 21 из 26 районов области (см. Приложение) (8). Выявлены ключевые признаки, определяющие самобытность и неповторимые черты локальных традиций народной культуры, обозначены границы распространения отдельных явлений фольклора.

В ряду основных показателей, раскрывающих своеобразие местных традиций народной культуры, в первую очередь, принимаются во внимание:
- система образов-представлений;
- структура и содержание обрядово-праздничного комплекса;
- преобладание в традиции тех или иных жанров фольклора;
- специфические языковые особенности (диалект, стиль).

Для северо-западных районов области (Вытегорского, Бабаевского, Белозерского, Вашкинского, Кирилловского) общими показателями, обнаруживающими родство и самобытность местных традиций, являются: развитая система похоронно-поминальной обрядности, включающая многообразные причетные напевы и тексты (9); насыщенный обрядовый комплекс святок (особенно показательны архаичные формы ряжения (10), подблюдные гадания (11)); проявление эпических признаков в поэтике и музыкальном стиле. При характеристике культурных традиций, распространенных в районах Средней Сухоны (Тотемский, Нюксенский, Тарногский, Бабушкинский, частично — Междуреченский) выделяются ранние формы девьей лирики, приуроченной к весенне-летним полевым работам и праздникам и обладающей особыми музыкально-стилевыми свойствами; также показательна сложная структура свадебного обряда с ведущей ролью причитаний как основного и нередко единственного фольклорного жанра; наконец, важной составной частью местных традиций являются разнообразные виды хороводов, включенных в святочный, троицкий, свадебный обрядовые контексты (12).

Раскрывая специфические черты местных традиций народной культуры, необходимо учитывать исторический (диахронный) срез — сопоставлять имеющиеся экспедиционные материалы со сведениями, полученными в XIX - нач. ХХ вв. Так, например, значительно дополняет общую картину тот факт, что в вологодских деревнях, ныне относящихся к Вытегорскому, Бабаевскому, Кирилловскому, Вожегодскому, Тарногскому районам, были записаны классические образцы былин, представленные в собраниях П. Н. Рыбникова, Ф. М. Истомина и С. М. Ляпунова, П.С. Шереметева, братьев Б. М.  и  Ю. М. Соколовых (13). Традиция эпического сказительства сохранилась до последнего времени, но прослеживается в стилевых особенностях других жанров: духовных стихов, баллад, сказок; признаки этого стиля обнаруживаются в похоронных причитаниях на северо-западной окраине области.

Обратим внимание и на то, что многие типологически значимые явления фольклора имеют собственный ареал распространения, нередко выходящий за пределы области. Например, жанр рождественских празднично-поздравительных песен с припевом “Виноградье красно-зеленое” бытует в Среднесухонских районах, где во многих деревнях эти песни функционируют также в свадебном обряде во время величания молодых. Образцы этой формы были зафиксированы и в Великоустюгском районе, а также на Северной Двине, на побережье Белого моря, на реке Мезени и в других значительно отдаленных точках на карте России (на р. Великой Псковской области, на р. Енисее и др.).

Таким образом, для выявления специфических черт местных культурных традиций необходимо раскрыть их соотношение и взаимосвязь с традициями, распространенными на прилегающих территориях, относящихся к другим областям России. Фольклорно-этнографические сведения из юго-западных районов Вологодской области (Череповецкого, Устюженского, Чагодощенского) обнаруживают родство местных традиций с новгородскими; материалы из Великоустюгского района указывают на плотную связь с традициями народной культуры, распространенными далее вниз по течению Северной Двины, а также в вятско-пермском регионе. В совокупности необходимо рассматривать сведения из Вожегодского и Коношского, Верховажского и Вельского районов, так как ныне существующая граница Вологодской и Архангельской областей пересекла эти некогда единые зоны распространения культурных традиций. Специального изучения требуют районы межэтнических контактов (русских и вепсов, русских и коми).

При обобщении сведений, полученных в ходе фольклорных экспедиций на всей территории Вологодской области, появляется возможность определения комплекса признаков историко-генетического и историко-стилевого порядка. Архаический слой культурных традиций Вологодчины обнаруживает связь с древнеславянским культурным фондом (к архаическому слою, например, относятся мифологические представления, связанные с почитанием родителей, нашедшие отражение в похоронно-поминальной обрядности) (14). В то же время особенности песенного стиля, жанровой системы, обрядового содержания указывают на принадлежность вологодских традиций к северно-русскому этнокультурному комплексу. При этом некоторые образцы фольклора и этнографии, которые встречаются в вологодских деревнях, относятся к позднему культурному слою и имеют общерусское распространение.

Детальный сбор и подробный анализ имеющихся экспедиционных материалов по отдельным районам области позволяет составить сложную объемную картину, в которой раскрываются самобытные черты культурных традиций, распространенных в каждом из сельских округов. На этом уровне наблюдаются различия более частного характера, но они касаются буквально всех сторон народной жизни (диалекта, традиций материальной и духовной культуры). Это своеобразие местных культурных традиций во многом объясняется ранее существовавшей приходско-волостной системой организации общественной жизни, а также обусловлено значительными расстояниями между отдельными кустами деревень в условиях бездорожья, преобладания лесистой, заболоченной местности и процессами, составляющими неповторимую историю каждой деревни. Так, для примера, специфическими особенностями обладают фольклорно-этнографические материалы из Чарозерского и Крутецкого округов Кирилловского района; в совокупности же культурные традиции, распространенные в этих двух кустах деревень, значительно отличаются от ферапонтовских, где, например, записаны специфически местные напевы причитаний, но уже не встречаются характерные для чарозерской традиции подблюдные песни, ранее повсеместно бытовал гармонный промысел и др.; на западе этого же района фиксируется иное — ослабленное состояние традиций, на что повлияли активная деятельность леспромхозов и образование поселков из переселенцев и др. То же разнообразие наблюдается в традициях других районов Вологодской области. Достаточно упомянуть о соотношении культурных традиций присухонских и периферийных округов в Бабушкинском или Тарногском районах.

В силу скоротечности современных социально-экономических процессов, ведущих к разрушению деревень и к забвению народных традиций, архивные коллекции звукозаписей, относящиеся ко второй половине ХХ в., представляют собой уникальный фонд документальных материалов по традиционной народной культуре, поскольку большинство из них повторить при всем желании уже невозможно. Вместе с тем, в связи с недостаточностью выделяемых на это направление средств, собраны далеко не полные сведения, а опубликована едва ли ни сотая часть имеющихся источников.

В течение 80-х гг. активно развиваются взаимосвязи Ленинградской консерватории с Вологодским педагогическим институтом и Вологодским областным научно-методическим центром культуры: организуются совместные экспедиции, научно-практические семинары, фольклорные фестивали, циклы концертов. Одним из важнейших направлений совместной деятельности трех учреждений явилась реализация первого этапа работ по созданию Централизованного фонда музыкально-этнографических материалов Вологодской области, основу которого составили копии звукозаписей экспедиционных коллекций консерватории 1975-1989 гг., описи и расшифровки архивных материалов. В настоящее время стало очевидным, что работать с источниками (документальными экспедиционными записями, расшифровками) должны специалисты. Таким образом, с одной стороны, возникает необходимость подготовки кадров, с другой — потребность в создании на основе имеющихся материалов серии разноцелевых программ их использования и различных публикаций, в том числе учебно-методического характера.

Кроме того, встает вопрос о сохранности имеющихся архивов, содержащих бесценные сведения по традиционной народной культуре. Обеспечение долговременного хранения, пополнения, изучения и многопрофильного использования коллекций экспедиционных звуко-, видеозаписей, рукописных и других документальных материалов по фольклору и этнографии требует постоянной гарантированной государственной поддержки. В этих целях в 1991 г. в Санкт-Петербурге на базе Лаборатории народного музыкального творчества консерватории был создан Фольклорно-этнографический центр, который ныне относится к Министерству культуры России. Фольклорно-этнографический центр — многопрофильное учреждение, осуществляющее не только научно-исследовательскую, но и учебно-методическую, художественно-просветительскую деятельность по программам изучения, сохранения и возрождения традиций народной культуры.

Осенью 2000 г. состоялась первая совместная научная экспедиция, организованная Вологодским областным научно-методическим центром культуры и Фольклорно-этнографическим центром МК РФ в Кирилловский район. Результаты экспедиции указывают на целесообразность и необходимость постоянной работы с носителями традиции, развития контактов с местными центрами культуры и образования. Благодаря взаимному заинтересованному участию федеральных и областных организаций и структур управления сегодня возникает возможность сохранения и развития всей системы народной традиционной культуры Вологодской области как базовой основы культурного процесса в целом. Своевременность и необходимость принятия государственных мер в этом направлении в большой мере обусловлены опасностью угасания народных традиций в силу разрушения естественных механизмов преемственности. Безучастность общества, непонимание государственной важности сохранения культурных традиций может обернуться в этой ситуации утратой последних связующих нитей с духовным наследием русского народа.

 

Сведения о работе фольклорных экспедиций
Санкт-Петербургской (Ленинградской) консерватории
и Фольклорно-этнографического центра
в Вологодской области

Какие районы обследовались

В каком году

Бабаевский 1968
1983 - совместно с ВГПИ
1992- совместно с ВГПИ
Бабушкинский 1970
1985- совместно с ВГПИ
1989 - совместно с ВГПИ
Белозерский 1979
Вашкинский 1979
Великоустюгский 1968
1976
1977
Верховажский 1977 - лето, 1977 - зима
1978 - два выезда
1998
Вожегодский 1974
1980 - два выезда
Вытегорский 1967
1993
Грязовецкий 1972
Кадуйский 1992 - несколько деревень
Кирилловский 1980
2000 - совместно с ОНМЦКиПК
Кич-Городецкий 1973
Междуреченский 1972
1984- совместно с ВГПИ
Никольский 1969
Нюксенский 1974
1975
1976
1987 - совместно с ВГПИ
1989 - совместно с ВГПИ
Сямженский 1972
1980
Тарногский 1971
1974
1975 - два выезда
Тотемский 1971
1974
1975
1978
Устюженский 1978
Чагодощенский 1978
1989 - совместно с ВГПИ
Череповецкий 1990 - совместно с ВГПИ



Примечания: 

1. См.: Песни русского народа. Собраны в губерниях Вологодской, Вятской и Костромской в 1893 году / Записали слова Ф. М. Истомин, напевы С. М. Ляпунов. СПб., 1899.

2. Ранее эта территория относилась к Белозерскому и Кирилловскому уездам Новгородской губ. Материалы, собранные Е. Линевой хранятся в Фонограмархиве ИРЛИ и частично опубликованы, см.: Великорусские песни в народной гармонизации / Записаны Е. Линевой. Вып. 2: Песни новгородские. СПб., 1909.

3. См.: Сказки и песни Белозерского края. Сборник Б. и Ю. Соколовых / Издание Отделения Русского Языка и Словесности Императорской Академии Наук. СПб., 1915.

4. См., например: Никольские песни, записанные в Никольском районе Вологодской области / Сост., ред., вступ. ст. и комм. М. Мазо. Л.-М., 1975. В сборник вошли преимущественно записи, выполненные самим автором от наиболее запомнившихся ему исполнителей. В результате за рамками издания оказалась большая часть собранных в экспедиции 1969 г. материалов: не представлены типологически значимые причетные напевы и образцы лирических песен, даны лишь единичные примеры текстов, не вошли инструментальные наигрыши, сказки.

5. См.: 1) Народные песни Вологодской области (по материалам студенческих фольклорных экспедиций): Песни средней Сухоны / Сост. А. Мехнецов. Л., 1981; 2) Балашов Д. М., Марченко Ю. И., Калмыкова Н. И. Русская свадьба: Свадебный обряд на Верхней и Средней Кокшеньге и на Уфтюге (Тарногский район Вологодской области) / Ред.-сост. музыкальной части А. М. Мехнецов. М., 1985.

6. См. указ. изд.: Балашов Д. М. и др. Русская свадьба...

7. В это же время на студии “Мелодия” выходят отдельные грампластинки с записями вологодского фольклора. См.: 1) Русские народные песни Вологодской области / С20 10825 26. [Сост. А. М. Мехнецова]. Л., 1978. 2) Фольклорный ансамбль деревень Ворошнино и Мякинницыно Вологодской области / С22 11709 10. [Зап. и сост. А. М. Мехнецова]. Л., 1979. Как дополнение к последней пластинке вышла брошюра Е. Мельник “Варженские певицы и их песни” (М.: “Советский композитор”, 1986), в которой дается описание песенных традиций д.д. Ворошнино и Мякинницыно, приводятся тексты и напевы песен.

8. Не исследовались экспедициями Санкт-Петербургской консерватории и Фольклорно-этнографического центра районы, непосредственно прилегающие к областному центру: Вологодский, Шекснинский, Усть-Кубенский, Харовский, Сокольский.

9. См.: Мехнецов А.М., Лобкова Г.В. Особенности обрядовой системы и фольклора северо-западного региона Вологодской области // Информационно-практическая конференция по проблемам традиционной народной культуры северо-западного региона России. Тезисы докладов и сообщений. Вологда, 1993. С. 19-31.

10. См. указ. изд.: Мехнецов А.М., Лобкова Г.В. Особенности обрядовой системы и фольклора... 1993. С. 19-31; а также см.: Лобкова Г. “Сдоблялисе на святки кудесам” (Вологодские ряженые) // Живая старина. № 2. М., 1995.

11. Подблюдные песни Белозерья // Русская народная песня: Стиль, жанр, традиция. Л., 1985.

12. См. указ. изд.: 1) Народные песни Вологодской области (по материалам студенческих фольклорных экспедиций): Песни средней Сухоны... Л., 1981; 2) Балашов Д.М. и др. Русская свадьба... М., 1985.

13. См.: 1) Песни, собранные П. Н. Рыбниковым / Под ред. Б. Н. Путилова. 3-е изд. Петрозаводск: “Карелия”, 1990. Т. 2. № 210, 211; 2) Шереметев П. С. Зимняя поездка в Белозерский край. М., 1902. См. также указ. изд.: 3) Песни русского народа... СПб., 1899; 4) Сказки и песни Белозерского края... СПб., 1915. Исследованию былинной традиции Вологодской губернии посвящен раздел готовящейся к публикации книги Т. Г. Ивановой “„ Малые“ очаги севернорусской былинной традиции”.

14. См.: Мехнецов А. М. Похоронно-поминальная обрядность на Северо-Западе России // Православие и культура этноса: Междунар. науч. симпозиум (9-13 окт. 2000 г., Москва): Тез. докл. М., 2000. С.114


Возврат к списку

 





Новые издания

Заказать почтой

Полезные ссылки

Задать вопрос

Блоги районов

В блоге пока нет сообщений


Новое на форуме