Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Центр народной культуры г. Вологда

Узнайте больше о традиционной культуре

Мехнецова К.А. Проблемы освоения народных традиций в практике фольклорного ансамбля

К.А. Мехнецова (Фольклорно-этнографический центр Министерства культуры РФ, Санкт-Петербург)
Проблемы освоения народных песенных традиций в практике фольклорного ансамбля
В сборнике: На пути к возрождению: Опыт освоения традиций народной культуры Вологодской области. Вологда, 2001.

Сохранение и возрождение традиций народной культуры является одной из важнейших задач современного фольклористического движения. Этот процесс должен основываться на глубоком понимание специфики фольклора как одной из сфер традиционной жизни народа, концентрирующей в себе огромное художественное наследие, опыт восприятия и осознания жизненных явлений, который веками формировался и передавался из поколения в поколение.

Многообразие жанров и форм фольклора свидетельствует о неисчерпаемом творческом потенциале народного сознания. Различные местные традиции обладают неповторимым своеобразием диалектного воплощения общих закономерностей системы фольклора. Можно различить не только стилевые черты традиций крупных регионов и областей, но и локальные особенности каждого района, а нередко — и каждого села. Уникальный колорит возникает благодаря особенному таланту народных исполнителей вносить в песню, наигрыш, пляску что-то свое, не нарушая при этом ее общего строя. Только при бережном отношении к подлинным явлениям фольклора возможно сегодня их сохранение. Внимание к местным традициям должно стать основным направлением деятельности как для ученых-фольклористов, так и для всех творческих коллективов, занимающихся изучением и освоением фольклорного материала. Именно установка на подлинность, придающую местное своеобразие произведениям фольклора, может противостоять всеобщей унификации, все еще господствующей в системе самодеятельных и профессиональных “народных хоров”, из которых лишь единицы оказываются способными к сценическому “возвышению” народной песни и хореографии, при этом, все же, выводя их из сферы собственно фольклорной традиции. Большая же часть таких коллективов (сегодня они нередко именуются “фольклорными ансамблями”, что не меняет их сути), одетая в условно “русский костюм” и исполняющая усредненную “народную песню”, вводит слушателей в круг сомнительных художественных ценностей и, как правило, вызывает у них своим “творчеством” негативную реакцию.

Глубокое изучение традиций народной культуры — принцип деятельности Санкт-Петербургского фольклорно-этнографического центра. Освоение местных фольклорных традиций сегодня происходит в двух взаимосвязанных между собой направлениях. Одно из них — научная работа по сбору фольклорно-этнографических материалов (регулярные экспедиционные поездки совершались с 1960-х гг. и продолжаются до настоящего времени), их систематизации, расшифровке и публикации. Другое, не менее важное направление связано с практикой фольклорного ансамбля. Непосредственное общение участников ансамбля с народными исполнителями происходит уже в ходе экспедиционной работы. Дальнейшее освоение фольклорных источников (звукозаписей, видеоматериалов) осуществляется на базе фондов Фольклорно-этнографического центра.

Кроме собственно концертно-просветительских задач (ознакомления широкой аудитории с различными песенными традициями), ансамблевая практика ставит своей целью постижение народной песни через ее исполнение. Поскольку изустность — одно из наиболее важных свойств фольклора (вербального, музыкального, хореографического), исполнительство следует рассматривать как необходимую часть традиционной жизни фольклорного явления, которая представляет собой непрерывный процесс — от одного исполнения к следующему. Именно в момент исполнения приводится в действие сам механизм традиционности: “исполнение ® восприятие ® осознание ® новое воспроизведение” и т. д. Фольклорные явления, сохраняя свои устойчивые конструктивные и содержательные элементы, тем не менее оказываются не застывшими раз и навсегда “ископаемыми”, а подвижными, способными как к сжатию до схематического вида, так и к наполнению из каждого нового источника.

Свойство вариативности, изменяемости фольклорных явлений чрезвычайно важно учитывать в работе фольклорного ансамбля. Народные мастера пения всякий раз заново выстраивают музыкальную ткань напева на основе его основных оборотов и попевок. На протяжении одной песни исполнитель-солист может использовать множество различных опеваний основного мелодического контура; в ансамбле народных певцов их голоса свободно переплетаются между собой, образуя всякий раз новое сочетание. Благодаря этому, звучание народной песни постоянно обогащается, и ее исполнение носителями традиции выгодно отличается от пения по заученным партиям, практикуемого в современных коллективах (как профессиональных, так и самодеятельных).

Точно так же хороводный или плясовой шаг и пластика движений никогда не оказываются совершенно одинаковыми у всех участников хореографического действия. Традиционные ритмические “ключи”, движения и жесты рук, взмахи платков каждый народный исполнитель использует по-своему, сохраняя при этом общую форму хоровода или пляски. Поле для творческого проявления каждого исполнителя в этом случае оказывается гораздо шире, чем однообразные “два прихлопа, три притопа”.

Немаловажен и внешний вид фольклорного ансамбля. Одинаковый у всех, обезличенный костюм сразу включает исполнителя в ситуацию сценического выступления. Кроме того, само понятие “костюма” чуждо традиционному укладу, в котором существует понятие “одежды” и ее разновидностей: праздничной и будничной, женской и мужской. По одежде определяется социальное положение; традиционная одежда всегда несет в себе элемент местного своеобразия даже в пределах одной области. Восстановление по достоверным образцам традиционной одежды также становится одной из задач фольклорного ансамбля. Даже при общности составных частей и кроя одежды, у каждого участника коллектива есть возможность сохранить свою индивидуальность — блеснуть мастерством вышивки, тканья, плетения поясов и т. д.

Таким образом, современный фольклорный ансамбль, ставящий своей целью воссоздание собственных традиций народной культуры, должен ориентироваться не столько на сценические формы деятельности, сколько на постижение глубинных основ фольклора. Бережное и внимательное обращение к фольклорному материалу, как к источнику, понимание закономерностей форм фольклора и особенностей их бытования — условия, необходимые для того, чтобы исполнительская деятельность ансамбля не оказалась разрушительной для фольклорных явлений, а стала бы новым этапом их традиционной жизни.

Особенности освоения местных певческих традиций связаны, в первую очередь, со стремлением передать в исполнении все наиболее характерные черты, присущие данной традиции. Отметим основные аспекты, которые необходимо учитывать в процессе работы фольклорного ансамбля.

Диалектное своеобразие локальных традиций отражается в особенностях местного говора. Необходимо осознание говора не как искажения литературного языка, а как источника живой речи, служащей интонационной базой для возникновения всего мелодического богатства русской песенности. Слово, произнесенное в диалектной форме, с присущей ему интонацией, становится основой для формирования певческой позиции. Незаменимым материалом для работы являются сказки, скороговорки, считалки, причитания. Для максимально точного воспроизведения их фонетических особенностей разучивание обязательно должно происходить с использованием звукозаписи.

Кроме языка, диалектные черты присутствуют и в музыкально-стилевых закономерностях, присущих данной традиции. Локально-характерными могут быть различные элементы фольклорного явления: тембровая окраска звука, различные специфические исполнительские приемы, особенности хореографии и т. д. Варианты одного и того же напева, записанные в разных деревнях, могут дать представление о его типических закономерностях; при этом каждый вариант сохраняет свою ценность и значимость. Прослушивание всех возможных вариантов обогащает слуховой опыт и позволяет воспользоваться им в исполнительской практике.

Для освоения местной певческой традиции во всех ее проявлениях нужна достаточная полнота представления жанрового состава в репертуаре ансамбля. При этом опорой должен быть корпус традиционных жанров, исконно присущих данной традиции, так как именно они обладают наибольшим локальным своеобразием и представляют собой основное традиционное наследие.

Воссоздание традиций невозможно без осознания особенностей бытования фольклорных явлений в том или ином этнографическом контексте. Само возникновение форм фольклора происходит в связи с определенной обрядовой или бытовой практикой; функционирование фольклорных жанров всегда регламентировано традицией. Свадебные и календарные обряды, система праздников и молодежных вечерин формируют определенный круг жанров, бытующих в закрепленных традицией ситуациях.

В связи с современным состоянием местных традиций, нередко стоящих на грани полного угасания, задача воссоздания перерастает в проблему реконструкции того или иного фольклорного явления — песни или наигрыша, хоровода или обряда. Исполнение фольклорного ансамбля ни в коей мере не должно становиться лишь слепым копированием пения носителей традиции. Во многих случаях народные исполнители пожилого возраста оказываются способны воспроизвести только мелодический контур напева, без должного темброво-динамического наполнения. В таких случаях большое внимание следует обратить на слова самих исполнителей, которые могут рассказать о том, как должна звучать песня на самом деле, в каких обстоятельствах и с какой силой звука. Так, характер звучания уличных и полевых песен исполнители отличают от тех, которые поются в доме за прялкой. Это дает возможность при исполнении уличных песен определить необходимость пения в более высокой тесситуре и с большей силой звука. Часто, комментируя исполнение, народные певцы указывают на необходимость более протяженного дыхания, на использование особых исполнительских приемов и т. д.

В практике фольклорного ансамбля особое место занимают жанры обрядового фольклора, поскольку именно их исполнение и реконструкция характера звучания более всего нуждаются во внимательном подходе. Исполнение различных форм фольклора, особенно обрядовых, неразрывно связано с традиционным контекстом. Само интонирование обрядового текста или исполнение особой пляски в определенных условиях представляет собой обряд, целью которого может являться установление связи с окружающим миром, воздействие на стихии или получение поддержки “родителей” — покровителей рода. Оторванная от контекста, исполненная по просьбе собирателя обрядовая песня звучит совершенно иначе, нежели в ситуации ее исконного бытования. Даже в исполнении самих носителей традиции, вышедших на сцену, теряются характерные особенности тембра, строя, ритмики, в результате чего песня может приобрести вместо обрядового несвойственный ей лирический характер.

В современном фольклорном ансамбле обрядовая песня может прозвучать более или менее достоверно при попытке моделирования самой обрядовой ситуации. Так, свадебные песни могут быть исполнены в порядке их следования в ходе обряда — на сцене легко воспроизводятся девичник, встреча сватов и другие обрядовые ситуации. При таком моделировании происходит погружение участников ансамбля в сферу обряда, а их исполнение получает необходимую эмоциональную окраску, что обеспечивает нужный характер звучания.

Исполнение хороводных и плясовых песен также требует большого внимания к контексту их традиционного бытования. Уличные и вечерочные хороводы могут иметь различия не только в тесситурных и динамических особенностях, но и в характере шага. В уличных хороводах с протяженной, замысловато-развернутой мелодической линией, шаговое движение свободно и не имеет закрепленных акцентов. Все внимание сосредоточено на хореографическом и музыкальном орнаменте. Скорые вечерочные песни обычно связаны с плясовым характером шага, для которого чрезвычайно важна ритмическая пульсация. В исполнении песен с различными видами хореографического движения возникает разная протяженность дыхания, что также влияет на характер звучания. Чтобы в процессе работы с хороводными и плясовыми песнями вырабатывалась соответствующая глубина и частота дыхания, их исполнение с момента разучивания должно быть связано с той или иной формой хореографии.

Наиболее естественное звучание народная песня приобретает все же не на сцене, а в более свободной ситуации праздничного гулянья или застолья. Праздники календарного цикла могут приобрести характер всеобщего народного гулянья даже в условиях современного города. При этом совсем не обязательно вырабатывать какой-либо сценарий и вызывать массовиков-затейников. Многие формы общих хороводов, шествий, плясок, игр рассчитаны на свободное включение всех желающих, что позволяет легко создать праздничную атмосферу. Нужно лишь инициативное участие фольклорного ансамбля, для которого выход на улицу становится не формой выступления, а способом выражения праздничного состояния, традиционная одежда — не маскарадным костюмом, а праздничным нарядом. Исполнение обрядовых песен в контексте соответствующего праздника уже не становится музыкальным “фоном”. Для самих участников фольклорного ансамбля появляется возможность пережить обрядовую ситуацию, включиться в нее, ощутить себя не только преемником, но и носителем традиционного знания.

Традиционная культура и фольклор, равно как и язык, несут в себе этническую характерность. Одежда и речь, пляска и песня оказываются признаками, дающими возможность определить с первого взгляда или с первого звука, “какого ты роду-племени, какого ты отца-матери”. Научиться владеть языком фольклора — значит стать достойным преемником опыта наших предков. Передать все богатство нашего наследия новым поколениям — значит обеспечить продолжение традиций в будущих веках.


Возврат к списку

 





Новые издания

Заказать почтой

Полезные ссылки

Задать вопрос

Блоги районов

Бабаевский район
Галина Александровна Смелова - самодеятельный композитор и поэт, участник литера...


Новое на форуме