Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Центр народной культуры г. Вологда

Узнайте больше о традиционной культуре

Календарные обряды и фольклор Устюженского района

Осенние обряды

  • Ильин день
  • Жатвенные обряды
  • Воздвиженье
  • Примечания

  • Ильин день

    В крестьянском земледельческом календаре осень начиналась с Ильина дня, хотя ее приход отчасти предупреждал уже Петров день, что отражено, например, в поговорке: "Пётр и Павел час убавил, Илья-пророк - два уволок" (Мод., Плотичье, КЦНТК: 135-14 1)

    Фиксировал начало осени запрет на купание 2: "Вот с Ильина дни вот уж не купаютцы. Всё говорили...: "Олень в воду написал уж, уже нельзя купатце"" (Мод., Попчиха, ШТНК: 085-29); "Купаться, ви[ди]шь, ковда олинь сикнет в воду, дак нельзя" (Мод., Плотичье, КЦНТК: 135-14)

    Как в любой другой значимый праздник, в Ильин день, а нередко еще и последующие два-три дня не работали, чему способствовал и обычай ходить в гости и на гулянья в деревни, в которых справлялся тот или иной праздник: "Ильин день второва [августа], дак вот пятница [перед Ильиным днем]... И не роботали было. Хоть сколько роботы на поле, и не роботали некогда. Заветная пятница! Все боялись" (Мод., Кортиха, ШТНК: 079-22); "Ильин день - праз[д]ник праз[д]новали. Большой праз[д]ник. Нарядныи ходили - пере[о]девались [в праздничную одежду]. Праздник большой в Ильин день... Так друг-то к дружке ходили [в гости]" (Мод., Попчиха, ШТНК: 085-29).


    Наверх


    Жатвенные обряды

    После Ильина дня можно было начинать убирать ранние озимые хлеба 3. Но настоящая уборочная страда начиналась со Спасова дня: "Жнива начинаетцы после Спасова дня. Отгуляем [Спасов день] и айда жать" (Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-74); "Со Спаса [= 14 августа] можно рожь [убирать]. Фрукты - яблоки снимали... после девятнадцатова августа - Спас яблочный" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-01).

    Порядок созревания урожая и, соответственно, его уборки был четко определен: "Сначала рожь жали... потом ячмень, потом овёс - в последнюю очередь" (Там же, КЦНТК: 112-01).

    Жали, как правило, женщины и девушки. На поле перед началом жатвы они "Богу молились. Первой [что делали], молились, што урожай какой хорошой, дак и штобы собрать ёво всё хорошо, и силы [чтобы были]. Молились, крестились и кланялись в землю. Три раза кланялись" (Мод., Слуды, КЦНТК: 135-28). По всей видимости, помимо молитв в старину существовали и специальные приговоры, о которых современные рассказчики имеют лишь самое смутное представление: "К какому урожаю приходят и к тому и приговаривают. Вот рожь жнут - приговорят, овёс жнут - приговорят, ячмень - тожо" (Там же, КЦНТК: 135-28).

    Урожай убирали предельно тщательно: "Ни одново колоска не уроним" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-03). Работа в наклонку требовала от женщин огромного терпения и выносливости. Чтобы предотвратить возможную ломоту в спине, они совершали определенные магические действия. Так, еще весной, во время первой грозы женщины и девушки кувыркались через голову 4: "Первой гром гремит, дак кувыркались... Три раза, штобы спина не болела. Приговаривали, хто больной, дак: "Дай, Бог, мне здоровья, спина штоб у миня не болела"" (Мод., Слуды, КЦНТК: 135-30). А во время уборки урожая с той же целью жницы затыкали за пояс спорынью - сросшиеся колоски ржи 5.

    Несмотря на то, что уборка урожая была делом нелегким, как и любая другая крестьянская работа, она вызывала у женщин и девушек только самые положительные эмоции. Этому немало способствовали и частушки, которые во время жатвы пелись на специальный "долгий" напев (№№ 53-58): "Реже на[до] и с таким, с голосом тонким, и с выносом таким" (Никол., Петрово, КЦНТК: 082-24); "На жатве так вот пели, таким тоном - долго, протяжныим" (Дуб., Цампелово, 081-16); "У миня мама как уйдёт, <...> вот я и распоюсь. Дак рада до темна жать" (Уст., Кормовесово, КЦНТК: 088-67). Разумеется, в исполнявшихся на поле частушках присутствовали и жатвенные мотивы: 

    Жала рожь высокую,
    Вязала колосиноцкой.
    Из-за подружки дорогой
    Россталась с егодиноцкой
    (Уст., Романьково, ОНМЦК: 003-16)

    [Рожь зелёная] густая - 
    Почему не лестная?
    Сейчас любовь не интиресна,
    Дальше - неизвестная.
    (Никол., Петрово, КЦНТК: 082-22)

    Рожь зелёную не жнут,
    И мокрую не вяжет-то.
    Про миня про молоду
    Чёво, чёво не скажут-то.
    (Никол., Петрово, КЦНТК: 082-21)

    Собранный урожай вывозили в специальные помещения с печками - овины, где его сушили, а затем на расположенном рядом гумне молотили: "Тоже приспособление было такие: "гумно" называлось или "ладонь" - под крышой. Там очень ровный пол глиняный. Вот развязывали снопы и настилали: один ряд, а потом другой ряд. И вот ходят и ударяют [цепом, молотилом] по этим колосьям. И они должны угадывать, штобы ни однова раза двоё враз не ударили" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-05)КЦНТКпод

    Важнейшим событием не только жатвы, но всего годового цикла крестьянина-земледельца были дожинки. Поэтому, конечно же, они обставлялись целым рядом ритуалов, одним из которых, сохранявшихся наиболее долго, было почитание последнего снопа 6: "Обезательно, ковда кончаетцы [жатва], кладём в угол снопик такой небольшой. <...> Это самый последний снопок завяжошь и принесёшь домой" (Уст., Романьково, ОНМЦК: 003-007); "Дожинаём - сноп приносим сюды [= в дом]. <...> Это ишшо единолишно жили, дак вот: "Пожинальница, - гов[ор]ят, - у миня, кончилась". Пожинальница. Пожинальной сноп в углу стоит" (Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-74); "Приносили такую небольшую... - снопочик овса. Овёс послидний шёл. Рожь - раньше, ячмень раньше жали, а овёс последний. И вот с овса несут небольшой такой снопочик - сделают оккуратненькой, симпатичненькой - и поставят ёво под образа" (Уст., Кузьминское, КЦНТК: 083-37)

    Пожилые исполнители еще помнят и изготовление пожинальницы в виде антропоморфного существа: "[Последний сноп] или бабушкой [нарядят], или шапку оденут, <...> на пережнёй угол поставят, и стоит в переднём углу" (Никиф., Даниловское, КЦНТК: 089-07).

    Принос пожинальницы домой сопровождался символическим выгоном из дома насекомых - тараканов, блох, мух: "Мама идёт, этим снопочком машет:

    Тараканы, мухи, блохи, 
    Уходите все вон!
    Вы лето летовали,
    Нам зиму зимовать. - 

    Сходит везде:

    Тараканы, мухи, блохи, 
    Уходите все вон с дома!
    Вы летом летовали,
    Нам зиму зимовать. - 

    <...> Она идёт, везде махаёт потихоньку так, оккуратненько, и приговариваёт. <...> Это потому "лето [летовали]", што лето целое дома-то мало находишься, всё в поле, в поле: то сенокос, то жатва, то посевная, то уборка... - и всё на поле. А зимой ничово [не делают] - скотину уберут да опять на печку. Вот поэтому - "вы лето летовали"" (Уст., Кузьминское, КЦНТК: 083-37).

    Последний сноп стоял в переднем углу избы до Покрова. А в Покров, день, в который обычно заканчивалась пастьба 7, его во дворе делили по всей имеющейся в хозяйстве скотине - закармливали скотину на зиму 8: "Мама утром встаёт, берёт пожинальницу из угла, где образа... и несёт в хлев. Лошаде даст - часточку скормит, коровушкам, теляткам. Эту пожинальницу обязательно нужно скормить скотине" (Уст., Кузьминское, КЦНТК: 083-37). "Это мы закармливали их: ...там овцы, дак овцам, корова, дак корове, - всем [делили]. Это как уж на место [= на зиму скотина встаёт]. <...> Пожинальница - это закармливаем мы скотину... Небольшой снопок так и стоит до самово Покрова" (Уст., Романьково, ОНМЦК: 003-007)

    Празднование дожинок и закармливание на зиму скотины продолжалось и в колхозное время: "А в колхозе пожинальница: пива наварит придсидатель. Долюшки даст - там ково-то заколет. Молочка даст. Война шла, бедно жили-то. Ну, покормят нас. Это называлась "пожинальница"" (Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-74); "Это овёс жнём, и гов[о]рят: "Это надо корове заговетцы, - ну, по пясточке [дадим]. Хоть и в колхозе. Эсли я дояркой [работаю], дак из колхознова поля последнюю горсть возьму - скормим. [Это] закармливают коров к зиме - вот так называлося. Вот осенью закармливают... Обшественную коровушку [надо] накормить: принесла последнюю горсть, [взяла на поле] где дожинают бабы, и накормила ие. Это гов[ор]ят: "Закормила я коровушку севодни овсом"" (Там же, КЦНТК: 079-74).

    Специальные обряды совершались раньше и при завершении уборки льна. Одним из таких обрядов было выстилание льна кружком 9 - "зеркалом" или "солнышком", как это здесь называлось: "Когда кончишь поле-то стлать, и вот на конце-то и [делали "солнышко"]... штоб лён белилсы" (Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-33). В старину изготовление "солнышка" сопровождалось кувырканием женщин на выдерганном льне: "Я-то уж советская, дак постелем [лён], да и драка домой. Старухи которые, [те] делали "солнышок"... - как солнышко ходит вот кругом. И говорит [старуха]: "Ты не сделала, Анна, солнышка-та?" Я говорю: "Ни чёрта не сделала. У миня билее вашова будет". Вот так. А другая старуха: "Да надо бы, надо бы, - го[вор]ит, - сделать-то". 

    Они и кувыркались [с приговором]:

    Кукурику-наманику,
    Потеряла Манька сику.
    Кукурику на лицё, 
    Отдала дружку кольцё. - 

    Да и побежит. Старуха уж это [делала], старей которая миня. Кувыркалась кверьху ногам. Ноги кверьху. Кувырнётцы кверьх ногам: "У миня, - го[вор]ит, - лён белой будёт. <...> Стелём лён-то. Кончим это всё. Бабы говорят: "Я покувыркалась севодни, штобы у миня на полосе лён-то [лучше выбелился]". Это раньше..." (Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-74, 75).

    Мяли лен там же, где до этого обмолачивали зерно, на гумне. На помочи, как правило, собирали девушек и женщин: "На[д]о позвать там баб семь-восемь - мнём лён. Изомнём. А на второй день зовёт нас жо - трепать" (Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-76); "Раньше мялкой мяли [лен]... девки. Помочь делают девки... Все вмисте на ладоне соберутцы... И я мяла тожё конешно - лет двинадцеть, тринадцать, пятнадцать [было] - мяла льни во всю. Полотно-то надо обработать. Там изомнём, там треплём, - всё молодёжь. Ну, старухи заведуют ладонью-то... А как же! А [то] я наделаю делов-то - изомну-ту не так. Надо погледеть, штоб он измят был. <...> [Песни тут не поют]. Помни-ко попробуй, вот волокно-то запехай вот в мялку-ту, да: хоп, хоп, хоп... Тут не до песён, как рот тесён. <...> [А когда] бабка сдела[е]т стол вечером, напоит пивом, дак поём и пляшом - лён мяли" (Там же, КЦНТК: 079-76).

    Окончание уборки и обработки урожая крестьяне старались приурочить к престольным праздникам, которые осенью справлялись в каждой деревне: "Ковда всё на полях уберут... - Богородицын день - товда всё с полей уберут, и в этот день гуляли" (Залес., Залесье, КЦНТК: 112-01); "[Дмитриев день] - чётвёртово октября - чово-то у нас престол, в деревне праздник у нас... Как вроде уж урожай уберали, дак вот гуляли... два-три дня. Гуляли, веселились... Святой Дмитрей - именинник, дак вот [столы] накрывали, гуляли, веселились" (Мод., Попчиха, ШТНК: 083-27)


    Наверх


    Воздвиженье

    В Воздвиженье, по народным представлениям, змеи свиваются в клубки и уползают на зимовку: "В Вздвиженье в лес не ходим. Нельзя ходить в лес. Там змеи собераютцы, - говорят, - в кучи. Хто дак и верно говорят, што пришёл в лес да так и убежал - змеи кучам" (Мод., Слуды, КЦНТК: 136-07); "[Мужик пришел в лес. Там] как змеи-то да кучам. <...> В это Вздвиженьё собераютцы змеи в о[д]нно место на зимовку. <...> В Вздвиженье нельзя ходить в лес никак" (Никиф., Волосово, КЦНТК: 084-12).

    Выделяется Воздвиженье и тем, что в этот день, как и в некоторые другие важнейшие праздники народно-православного календаря, нельзя работать: "В Вздвиженье овины не сушат, бани не топят, в лес не ходят. [Если будешь работать] - тоже привиденье какоё-то" (Мод., Слуды, КЦНТК: 136-07).


    Наверх


    Примечания

    1 Мод., Плотичье, КЦНТК: 134-06; 135-14; Слуды, КЦНТК: 136-07.

    2 Мод., Плотичье, КЦНТК: 134-06; 135-14; 145-28; Попчиха, ШТНК: 085-29; Слуды, КЦНТК: 136-07.

    3 Дуб., Цампелово, КЦНТК: 081-14; Уст., Софронцево, ОНМЦК: 003-24.

    4 Мод., Плотичье, КЦНТК: 134-06, 16; Слуды, КЦНТК: 135-30; 136-22; ШТНК: 076-26; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-33; Кузьминское, КЦНТК: 083-38; Романьково, ОНМЦК: 003-07.

    5 Уст., Кузьминское, КЦНТК: 083-38.

    6 Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-74; Цампелово, КЦНТК: 081-17; Залес., Залесье, КЦНТК: 112-04; Зыково, КЦНТК: 114-05; Избищи, КЦНТК: 116-10; Крутец, КЦНТК: 113-16, 30; М.Восное, КЦНТК: 114-14, 21, 28; Мод., Модно, КЦНТК: 138-05; Плотичье, КЦНТК: 134-06; 137-32; ШТНК: 075-25; Слуды, КЦНТК: 135-28; 143-09; Никиф., Бородино, КЦНТК: 089-14; Даниловское, КЦНТК: 089-07; 090-05; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-33; Игумново, ОНМЦК: 003-40; Кузьминское, КЦНТК: 083-37; Романьково, ОНМЦК: 003-07.

    7 Никиф., Даниловское, КЦНТК: 089-24.

    8 Дуб., Цампелово, КЦНТК: 081-17; Залес., Избищи, КЦНТК: 116-10; Крутец, КЦНТК: 113-16, 30; М.Восное, КЦНТК: 114-14, 21; Мод., Плотичье, ШТНК: 075-25; Никиф., Бородино, КЦНТК: 089-14; Даниловское, КЦНТК: 089-09, 090-04; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-33; Игумново, ОНМЦК: 003-40; Кузьминское, КЦНТК: 083-37; Романьково, ОНМЦК: 003-07.

    9 Дуб., Линева Дуброва, КЦНТК: 079-74; Уст., Деметьево, КЦНТК: 088-33.
    Наверх


     
    Календарные обряды и фольклор Устюженского района / Сост. А. В. Кулев, С. Р. Кулева. Вологда: Областной научно-методический центр культуры, 2004.



    Новые издания

    Путилова Н.В. Развитие этнохудожественной культуры обучающихся средствами традиционной росписи по дереву
    Путилова Н.В. Развитие этнохудожественной культуры обучающихся средствами традиционной росписи по дереву
    Заказать почтой

    Полезные ссылки

    Задать вопрос

    Блоги районов

    В блоге пока нет сообщений


    Новое на форуме